EN | RU
Контакты












События / Конференции и семинары / Гендер и трансгрессия в визуальных искусствах

 Гендер и трансгрессия в визуальных искусствах
 
Трансгрессия - номадический концепт: невозможно ни локализовать его в границах философии или литературы, ни зафиксировать постоянно ускользающий объект его применения. В трактовке Жана Батая (“Эротизм”, 1950), трансгрессия обозначала феномен нарушения запрета, но также в более широком смысле – преодоления границ (дозволенного, легитимного). То, что его интересовало как теоретика и как автора эротических романов – это не только антропологическое изучение всевозможных существующих запретов и способов их нарушения, но и анализ трансгрессии как некоторого экзистенциального состояния:  если формирование человека как субъекта обусловлено существованием различных запретов, то утверждение индивида возможно лишь посредством их преодоления, через выражение аффекта и протеста против социальности (перефразируя Сартра, можно было бы сказать, что индивид «обречен» не только на свободу, но и на трансгрессию). Умудренный постмодернистским знанием теоретик может возразить, сказав, что каждый акт трансгрессии порождает новую норму, и в этом смысле не только трансгрессия оказывается бесконечной, но и подчиненность субъекта структуре приобретает характер вечного состояния.
 
Цель нашего семинара, однако, состоит не в том, чтобы исследовать генеалогию данного термина или совместными усилиями предложить его исчерпывающую интерпретацию, а, скорее, в том, чтобы переосмыслить его «жизнь в искусстве», или точнее  в современной визуальной культуре . Нам хотелось бы обсудить, что можно называть «трангрессией» в культуре-после-модернизма (отдавая себе отчет во «временной» неприемлемости любого преступания),  какие табу сохраняют свою актуальность, что может считаться границей этически недозволенного, эстетически непристойного, социально невозможного для современного искусства.  С одной стороны, искусство всегда было и остается трансгрессивным по своей сути: история искусства предстает перед нами как история нарушенных конвенций, отброшенных правил, попранных норм приличия, а жизнь художника (по крайней мере, согласно канону «героической биографии») – сплошное преодоление материальных и идеологических условий его/ее существования, это своего рода жизнь «вопреки» обстоятельствам (что вдвойне справедливо в отношении женщин-художниц). Для художника, в отличие от философа, значение имеет не столько умозрительное постижение данного феномена, но сам опыт трансгрессии – опыт чувственный и всегда очень личный.  При более тщательном анализе этого опыта обнаруживается, что жест отрицания и аура «преступления» почти всегда связаны с артикуляцией отношения к темам пола/гендера/сексуальности/боли/телесности. Это связано, прежде всего, с тем, что социум, право и доминирующая идеология всегда стремились довольно жестко регулировать гендерные роли и нормы сексуальности (поскольку именно от этого зависят все остальные социальные структуры, да и само выживание общества); искусство же видит смысл своего существования в борьбе с социальными запретами, в стирании пределов «допустимого» и переписывании неудобных для него правил; соответственно освобождение индивида от субъекта совершается в первую очередь за счет пересмотра и воображаемой трансформации гендерных/сексуальных ролей (вспомним слова Мишеля Фуко о том, что в сфере сексуальности запретов больше всего и они самые суровые. С другой стороны, искусство как институция само санкционировало существование целого ряда писаных и неписаных правил.  История византийского иконоборчества, запреты на изображение человека в исламских культурах, викторианское ханжество в отношении любви и сексуальности, конвенции изображения мужского обнаженного тела или эротических сцен - невозможно описать здесь все разновидности запретов, так или иначе ограничивавших свободу художника, однако здесь уместно было бы вспомнить о том, что самой табуированной на протяжении многих веков оставалась сфера женского творчества: женщина в искусстве воспринималась (даже модернистов) как аномалия, как перверсия, как «нарушительница» границ. Эта стигма женственности, по существу превратившаяся в комплекс неполноценности, осознания своей маргинальности как творческого субъекта, привела к тому, что сами женщины-художницы, писательницы, режиссеры говорят о женском искусстве всегда в кавычках. Светлана Бойм называет этот феномен»чистой мужественностью» расколотой творческой индивидуальности женщины-автора.  Анализ темы «гендер и трансгрессия» ни в коей мере не может быть ограничен предлагаемым ниже списком тем (мы всего лишь рассчитываем, что они помогут конкретизировать обсуждение проблемы, направить разговор в предметное русло), равно как и наше понимание визуальной культуры не предполагает установления границ между искусством и не-искусством: нам представляется, что такие сферы визуальной культуры как кинематограф, экспериментальное видео,  или даже мультипликация существенно расширяют наше представление как о пределах гендерной идентичности или сексуальных перверсиях, так и о том, каким образом искусство, превратившись (или вернувшись к своему изначальному статусу?) в технологию, переступает через собственные нормы и границы…
Рабочие языки семинара – русский и английский.
 
18 мая 2003г.
В семинаре приняли участие
Аудроне Жукаускайте (Академия наук / Вильнюсский университет). Transgression in a sentimental style.
Бенджамин Коуп ( Oxford University). Transgression, Regression or Perpetual Auto-Perestroika: Dorothea Olkowski and Gilles Deleuze. 
Маргарита Янкаускайте (Вильнюсский университет, ЦГИ). Gaze transgression as an identity representation strategy.
Алла Пигальская ( ЕГУ). Бунт как симптом: киберфеминизм и иконоборчество.
Анастасия Денщик (ЕГУ, ЦГИ). Универсальная сфера запрета или почему предел закона о порнографии стремится к нулю. 
Ольга Пироженко (ЕГУ, ЦГИ). Гендер в анимации – без(с)-предел?
Лайма Крейвите (Вильнюсская академия искусств. «Postfeminist» Pleasures in Contemporary Lithuanian Art.
Лина Казакова (ЕГУ, ЦГИ). Взгляд изнутри: визуальные дневники Нэн Голдин. 
Надежда Гусаковская (ЕГУ, ЦГИ). Между возрастом и полом: не-детские фотографии Евгения Мохорева.
Каролис Климка (Вильнюсский университет). The Unreproductive Love of Cinema. David Lynch and the Enigma of Lesbian Aesthetic.
Екатерина Глод Шекспир в «трансгрессивном» кинематографе.
Альмира Усманова (ЕГУ, ЦГИ). О непроницаемости женского субъекта в фильме Шанталь Акерман.
 


Программа вступительного экзамена | Рекомендованная литература для подготовки к вступительным экзаменам | Поступление | Преподаваемые курсы | Преподаватели | Выпускники | Конференции и семинары | Выставки, кинопоказы, презентации | Цикл лекций "Гендерные штудии" | Викторины | Создание сайтов | Каталог статей | Книги | Календари серии «Женщины Беларуси: история в повседневности» | Ресурсный пакет "Гендерный ликбез" | Документальный фильм "Сукенка (Платье)" | Альманах "Женщины в политике: новые подходы к политическому" | Летняя школа LitPro: За пределами классной комнаты: проживая гендерные дискурсы | Альмира Усманова | Евгения Иванова | Надежда Гусаковская | Елена Гапова | Ольга Сасункевич | Александр Першай | Елена Минченя | Анна Шадрина | Аляксандра Iгнатовiч | Вольга Гапеева | Алина Крушинская | Ольга Петрукович

Каталог TUT.BY         Rating All.BY